Постоянный адрес:

“Я лишенец, горя ученик. На спине копаются мурашки”

Никита АФАНАСЬЕВ 08:05 28 марта 2017 года
Отец 29-летнего британского гражданина Саида Гуцериева, который возглавил консорциум по покупке украинской дочки Сбербанка России — Михаил — три года назад серьезно помог Коломойскому и Боголюбову. Тогда, на пике обострения украинско-российских отношений, уже после знаменитой фразы Бени о “Путине — шизофренике маленького роста”, он купил дочку Приватбанка — Москомприватбанк.

Позднее “Бинбанк”, принадлежащий Михаилу Гуцериеву, получил от российского Агентства по страхованию вкладов 12 миллиардов рублей (порядка 200 млн долларов) в рассрочку на четыре года, чтобы финансово оздоровить бывший актив Коломойского и Боголюбова.

Покупка такого токсичного в российских условиях актива как Москомприватбанк вполне в стиле Михаила Гуцериева. Как утверждает Медуза, “владелец “Русснефти” и “Бинбанка” Михаил Гуцериев — один из самых удивительных российских крупных предпринимателей. Он едва ли не единственный, кто, потеряв в 2000-х свои активы в борьбе с близкими к государству конкурентами, сумел впоследствии благополучно вернуться из эмиграции, получить свой бизнес назад и приумножить капиталы: даже в кризисные времена Гуцериев постоянно проводит новые сделки и покупает новые компании. Ко всему прочему, в последние годы Гуцериев активно занимается творчеством — к песням на его стихи (фрагмент текста одной из таких песен вынесен в заголовок статьи) пишут музыку Виктор Дробыш и Максим Покровский; их поют Стас Михайлов, Алла Пугачева и Валерия; а транслируют эти песни радиостанции, которые самому Гуцериеву и принадлежат.”

Теперь Гуцериев покупает токсичный банк уже в Украине. Чему в немалой степени способствуют его близкие отношения с Германом Грефом, который сыграл большую роль в том, что после бегства Гуцериева из России (в июле 2007 года Михаил, находясь под подпиской о невыезде, продал свою “Русснефть” Олегу Дерипаске за три с половиной миллиарда долларов (3 млрд долларов выделил на эту покупку Сбербанк России), — и  через Беларусь и Азербайджан улетел в Лондон), он сумел три года спустя вернуться обратно. Именно Греф вел переговоры с Владимиром Путиным о возвращении опального бизнесмена в Россию.

“После мирового финансового кризиса новый владелец “Русснефти” Олег Дерипаска не только не вернул кредит Сбербанку, но и увеличил долг, повесив на нефтяную компанию еще и долг корпорации “Русские машины”, производящей автомобили ГАЗ. С общей суммой задолженности в семь миллиардов долларов положение самой “Русснефти” становилось угрожающим, и Дерипаска хотел избавиться от актива. Сбербанк решительно не хотел забирать компанию за долги, а другие покупатели предлагали Дерипаске слишком мало денег. Поэтому когда Гуцериев предложил забрать компанию обратно, вызвавшись взять на себя долги “Русснефти” и заплатить Дерипаске еще 600 миллионов долларов, рады были и кредиторы, и собственник…

В апреле 2010 года Путин подписал пакет поправок, которые запретили арест обвиняемых по “предпринимательским” статьям и значительно смягчили наказания за экономические преступления. Тогда же с бывшего владельца “Русснефти” сняли последние обвинения…

Именно Грефа и Евтушенкова бизнесмен благодарил, давая интервью “Ведомостям” сразу после возвращения на родину (у бывшего благодетеля Гуцериева вскоре возникли проблемы, похожие на те, что когда-то пришлось пережить владельцу “Русснефти”, — Евтушенкову пришлось вернуть государству свои акции “Башнефти”).

Гуцериев уже погасил 2 миллиарда из общего долга компании и продолжает наращивать свои активы — сейчас “Русснефть” добывает 17 миллионов тонн нефти в год, на три миллиона тонн больше, чем при Дерипаске (правительству пришлось потребовать от компании снизить добычу, чтобы соответствовать договоренностям с ОПЕК). Даже кризис не помешал Гуцериеву продолжить богатеть — в 2014 году по совету того же Грефа он застраховал свои риски от падения цен на нефть, заработав на этом 700 миллионов долларов…

Вернувшись в Россию, Михаил Гуцериев активно помогает властям и с готовностью выполняет любые просьбы.

Например, перед сочинской Олимпиадой Гуцериев спасал трамплин в Красной Поляне, который не смог построить в срок Ахмед Билалов, совладелец компании “Красная Поляна”. После того как Владимир Путин, инспектируя олимпийскую стройку, узнал, что сроки по трамплину сорваны на два года, а смета выросла в шесть раз, Билалов был смещен со всех постов; на него завели уголовное дело, и теперь бизнесмен живет в Лондоне. Вернувшийся из Лондона Гуцериев, семья которого владеет строительными компаниями “Моспромстрой” и “Интеко”, купил долю Билалова за 20 миллионов долларов и пообещал завершить объект — по просьбе Германа Грефа, главы Сбербанка, который был соинвестором трамплина. “[Гуцериев] каждый день возил туда-обратно по 200 рабочих”, — рассказывает источник в окружении миллиардера. Когда проект был спасен, Сбербанк выкупил акции у Гуцериева.”

Видимо, в ситуации с украинским Сбербанком (как и в случае с трамплином в Красной Поляне) Гуцериев вновь возвращает долг Герману Грефу. Тем более, что у Михаила есть сын с британским гражданством и беларуской компанией.

Помогать в непростом деле управления украинским Сбербанком Саиду будет другой британский гражданин, бывший президент принадлежащего Михаилу Гуцериеву “Бинбанка” Григорий Гусельников. Ему принадлежит 8-ой по размеру активов в Латвии Norvik Banka. Сейчас семье Гусельникова принадлежит более 90% этого финансового учреждения.

В октябре 2014 латвийский банк стал владельцем 97,75% акций кировского регионального банка ОАО “Вятка-банк”, конечными бенефициарами которого с конца 2010 года также являлись Григорий Гусельников и его отец Александр Гусельников.

Григорий Гусельников — постоянный участник телепередачи “Что? Где? Когда?” с 2002 года, а с 2010 года — “Хранитель традиций” Клуба “Что? Где? Когда?”. В выпуске “Что? Где? Когда?” от 28 ноября 2015 года выиграл свою первую игру за столом в качестве знатока, при этом даже ответил верно на один вопрос.

Что же касается Саида Гуцериева, то в отличие от своего отца (и даже младшего партнера по покупке украинского банка), он пока еще мало известен широкой публике. В поле зрения СМИ он попал лишь раз — благодаря своей пышной свадьбе, которая состоялась как раз за год до покупки украинского Сбербанка. Для молодоженов и их гостей пели Дженнифер Лопес, Энрике Иглесиас, Патрисия Каас, Стинг, Алла Пугачева. С кратким анамнезом мероприятия можно ознакомиться здесь.